Может ли наука изучать субъективное объективными методами?

Да

Более того, всю историю своего существования она только этим и занимается.

Все мы хорошо знаем, что окружающую нас физическую действительность мы непосредственно наблюдать не в состоянии. Световой сигнал от предметов не доходит до мозга, а «картинка», которую мы все видим и воспринимаем как окружающий нас мир, есть всего лишь образ или иллюзия, которую рисует нам наш мозг на основе электрических импульсов, поступающих в него по зрительным нервам из глаз. Эта «картинка» не является окружающим миром, физическими предметами, объектами внешней нам действительности. Каков внешний вещественный мир на самом деле, как он выглядит, звучит и пахнет, мы не знаем и узнать этого нам не дано, поскольку это принципиально невозможно сделать никакими мыслимыми методами. Мы судим об окружающем нас мире по той красочной картинке, по той иллюзии, которую воссоздает из электрических импульсов в нашем воображении наш мозг.

И эту красочную иллюзию мы все привыкли считать окружающим нас миром. Подавляющее большинство ученых тоже уверены в том, что всё, что они видят вокруг себя, есть физический мир, материя. И лишь изредка некоторые из них на минутку задумываются, что же они на самом деле видят.

Но как же тогда может существовать наука, которая претендует на роль проводника объективного знания, ведь всё, что нам доступно для изучения, — это не сами предметы, а всего лишь их субъективные образы в нашем воображении, ощущения?

Противоречий никаких здесь нет, и науку никто не отменял и не отменит. На самом деле, наука имеет дело с умозаключениями, абстракциями, анализом, рассуждениями, выводами. Всё это составляет основу научного знания. Сами же по себе ощущения, какими бы достоверными они ни казались, без абстрагирования, анализа и заключений не являются научным знанием. Ведь это всего лишь исходные данные, и они могут легко вводить нас в заблуждение, обманывать. А объективная действительность может оказаться совсем другой.

Но почему же мы привыкли считать наши визуальные образы соответствующими объективной действительности? Почему мы уверены, что наше сознание нас не обманывает?

Да только лишь потому, что мы прослеживаем в поведении наших субъективных образов устойчивые закономерности. Например, образ стула, оставленный нами в комнате, из нее никуда не денется, если мы отвернемся или даже на минуту выйдем из комнаты. Это есть закономерность, наблюдаемая нами в поведении образа. Из подобной предсказуемости поведения образа мы делаем совершенно оправданный вывод, что за образом стоит объективно существующий предмет. Мы связываем образ стула и физический стул логической связью. Это и есть научное, то есть объективное, знание.

Здесь следует еще раз напомнить, — не образ стула является научным знанием, и не физический стул, которого мы не можем видеть. Научным знанием является логический вывод о наличии скрытого от нас физического стула, который мы сделали на основе предсказуемости поведения образа стула в нашем сознании.

Поскольку закономерности в поведении зрительных образов в нашем сознании достаточно устойчивы, наш мозг выполняет отождествление субъективных образов предметов и самих предметов — на подсознательном уровне, то есть в автоматическом режиме. Мы почти никогда не задумываемся, что перед нами не предмет, а лишь его субъективный образ, иллюзия. Но тем не менее, это хоть и подсознательное, но всё же научное знание, поскольку оно легко эмпирически проверяемо и соответствует всем остальным критериям научности. На основе подобной предсказуемости поведения субъективных образов в сознаниях людей ученые, как известно, делают и более глубокие выводы, известные как законы физики, химии и т.д.

Зачастую из поведения образов делаются и ненаучные выводы, но это лишь в случае нарушения методологических научных принципов.

А теперь посмотрим, отвечают ли приведенные выше рассуждения на вопрос в заглавии статьи — может ли наука изучать субъективное объективными методами? Да, несомненно! Если мы всю свою жизнь формируем наше знание об окружающем и скрытом от нас физическом мире только лишь по визуальным и иным субъективным образам у нас в сознании, и делаем объективные заключения при этом, то почему мы не можем таким же образом изучать сами субъективные образы и делать объективные выводы в отношении них?

Поясню. Ничто не мешает нам, глядя на телевизор, сделать объективное заключение, что он прямоугольный, а глядя на яичницу, сделать научный вывод о её круглой форме. Точно также ничто не мешает нам сделать не менее научное заключение о том, что субъективный образ телевизора в нашем сознании — прямоугольный, а образ яичницы — круглый. И это будут объективные данные, поскольку если эти данные попытаться признать необъективными, то придется признать, что и телевизор как физический предмет — не прямоугольный, а яичница — не круглая.

Многие могут возразить, что ощущения и даже зрительные образы могут нас обманывать и давать искаженное представление о действительности. Так оно зачастую и происходит в реальной жизни.

Но откуда мы знаем, что представления искаженны? Именно из самих же образов и их анализа! Мы сравниваем наши образы друг с другом (или с какой-то теоретической моделью) в форме, допустим, письменного или устного отчета разных людей, и на основе научного анализа этих отчетов делаем заключение, что какие-то образы искажены, а какие-то нет. Таким или подобным образом мы и формируем объективное, то есть достоверное знание о нашей внутренней субъективной реальности. И данный метод ничем не отличается от любых иных научных методов, применяемых в отношении, например, физических объектов.

***

Таким образом, распространенное среди ученых мнение, что субъективный внутренний ментальный опыт человека не может быть предметом объективного эмпирического исследования в связи с якобы невозможностью его непосредственного наблюдения и экспериментальной проверки, — есть миф, который к науке не имеет никакого отношения. Конечно, мы не можем заглянуть в сознание другого человека, чтобы увидеть его субъективные образы. Но этого наука и не требует. Подавляющее большинство ученых не имеют доступа в чужие лаборатории, они проводят эксперименты в своих собственных, и наука от этого ничуть не страдает. Точно так же у каждого ученого всегда есть при себе всё необходимое для изучения сознания — его собственные субъективные образы. А результаты экспериментов, опубликованные в виде отчетов в научной печати, всегда могут быть воспроизведены любым из коллег.

Слепые живут в темноте?

Нет

Темнота — это не отсутствие цвета, а совершенно определенный цвет — черный.

У слепых же отсутствует зрительная функция, они не могут видеть вообще ничего, в том числе и черного цвета.

Попробуйте определить, какой у вас цвет сзади головы, за спиной? Не смогли? Вот именно. Потому что там (для вас) нет никакого цвета, ни синего, ни белого, ни черного.

Вот также и слепые не видят цветов. Они попросту не знают, что это такое — видеть. В определенном смысле вопрос о том, что они видят, для них бессмысленный.